СКАЗ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО КУРОРТНИКА,  ИЛИ СНОВА НА СЕЙШЕЛЫ

Звонок. — Ты где? — В Монако. — Ну конечно, мы в Магадане проект сдаем, а он — в Монако!

Звонок. — Ты в Москве? — Нет, я на Карибах. (В ответ ненормативная лексика.)

Звонок. — Ты уже вернулся? — Пока еще в Таиланде. — Ну почему одним все, а другим почти нечего?

Звонок. — Борисыч, не отвлекаю? — Отвлекаешь, я сейчас швартуюсь на острове Прале, на Сейшелах. (В ответ волчий вой, скрежет

Ну и еще один убийственный момент: курортники-любители платят за свой отдых сами, а профессиональные курортники за это еще и деньги получают.

сейшелы2

 

Одним из веских аргументов в выборе места поездки на этот год, было то, что Сейшелы и Москва находятся в одном часовом пояс( Нам не пришлось «приходить в меридиан», и, прилетев, мы быстро аклиматизировались.

В аэропорту Виктории нас встречал один из участников похода  прибывший из Владивостока Александр Николаевич. Взяв такси микроавтобус, через несколько минут мы оказались на острове Эдем, который, строго говоря, не остров, а искусственное насыпное сооружение. Лет пять назад на месте Эдема были коралловые рифы.

В марине Эдема нас ожидал парусный катамаран «Тапас». Это слово в переводе с испанского означает крышку, но в простонародье так называют бесплатную закуску под выпивку, которую раньше клали поверх стакана или бокала, чтобы мухи не залетали. Как символично начинается наш поход! Тем более незадолго до вылета наш вождь-руководитель и идейный вдохновитель поездки Томович написал учебный курс судового повара, где глубоко и с научным подходом вскрыл тему контаминации, особенно перекрестной. Не буду надоедать вам научными терминами, скажу, как я это понял: борьба с контаминацией, или деконтаминация — это когда котлеты отдельно, мухи отдельно, вискарь (который является главным борцом с контаминацией) — отдельно, ничего не перемешивать и перед всем и после всего мыть руки с мылом! Что мы и соблюдали, как хасиды — шаббат. Экипаж был умело разделен на две ударные мобильные группы. Я, Олег и Александр Николаевич остались на

сейшелы4 ​​​​​​лодке принимать ее и готовить к морю, а Томович с Денисом уехали закупать продовольствие и жидкости, различные по цвету, вязкости и химическому составу. Часа через два продукты были привезены, и мы уже спешили поскорее закончить с приготовлениями. Так как светового дня после приемки лодки почти не осталось, а очень хотелось «на волю, в пампасы», мы быстренько перескочили на остров Святой Анны, где вкусили радость встречи с экваториальной природой в разгар российской зимы. После того как мы вдоволь накупались, пропустили по глоточку вискарика, я глубоко затянулся вкусной сигарой и рассказал парням свой капитанский сказ № 159 о том, как несколько лет назад мы поздно вечером купались ровно на этом же месте в день прилета на Сейшелы. Так как это была регата и яхт на якоре стояло много, то и людей в воде находилось тоже много. Вдруг кто-то из нас заметил несколько плавников над водой. Отличать плавники дельфинов от плавников акул я научился еще два брака тому назад. Плавнички были явно акульи. Но, дабы не портить людям отдых, мы решили шума не поднимать. Плавники спокойно проплыли мимо купающихся и ушли в сторону Маэ. Парни тихо прослушали сказ, наступила тяжелая тишина. Робкие попытки задать мне неудобные вопросы были жестко пресечены.

На следующее утро, прямо на зорьку, все наши рыбаки вышли на рыбалку. Александр Николаевич привез с Дальнего Востока не только японские виски и икру, но и прекрасные японские снасти. Результатом рыбалки явился вкуснейший завтрак из приготовленного на мангале трофея. Сразу после восьми утра я дал указание прекратить жевать сопли и быстро сниматься с якоря. Так как трудолюбие не входит в список добродетелей сейшельцев, на работу они не очень спешат, но все же приходят. Приходят на работу и сборщики податей (у них это называется «плата за посещение национального парка»). Поэтому мы, быстро снявшись с якоря на остров Кюрьёз, очень технично ушли от этой унизительной процедуры, сохранив около пятидесяти долларов, ну типа, мы вас ждали-ждали, но больше времени у нас не было, извините уж. Зачастую в конце дня у тебя на руках остаются не те деньги, которые ты заработал, а те, которые ты сэкономил. ​​​​​​сейшелы10

 

На острове Кюрьёз расположена черепашья ферма, где черепахи то громко занимаются производством молодняка, то откладывают яйца, то мирно щиплют траву на лужайках. Молодняк рассортирован в вольерах по возрасту. Если попросить сотрудника фермы, он может вам вытащить одну из черепашек, чтобы посмотреть на нее поближе и даже подержать в руках. А еще на острове находятся развалины лепрозория, к которому от черепашьей фермы идет оборудованная тропинка, местами укрепленная деревянными досками. Вот такой географический курьёз: на Кюрьёз свозили прокаженных, а в Австралию — уголовников. Кюрьёз относится к тем островам, что имеют свой уникальный и неповторимый пейзаж, а именно — темные базальтовые камни-зубы на фоне кривых пальм. Кстати, реклама Баунти, которая олицетворяет рай на земле, снималась отнюдь не на острове Баунти, а именно здесь, на Сейшелах.

сейшелы3 ​​​​​​​


Ошвартовались кормой к понтону на острове Прале. Пошли погулять, пополнить запасы продовольствия. Торговлю держат в основном индусы, а цены совсем не детские. Магазины на островах представляют из себя наши сельпо семидесятых-восьмидесятых. Ведь официально Сейшелы — социалистическая страна. Практически все продукты на острова завозятся из-за границы, из местного только бутилированная вода, консервированный тунец и кое-что из фруктов. На входе в магазин нас сбила наповал надпись: «Today open. No credit Closed». Вот она, таинственная креольская душа...

сейшелы6

Вечером решили пойти в ресторан. Рестораны простенькие, кухня примитивная. По моим наблюдениям, любая экваториальная кухня почему-то незатейливая, чувствуется полное отсутствие воображения. Видимо, климат, солнце и песок дают столько положительных эмоций, что на кухню внимания не хватает. Если бы известный шеф-повар посетил этот ресторан, то наверняка, отведав блюдо, с криком «Что за хурма?!» бросил бы тарелку в повара. Мы же вели себз сдержанно, а когда нам принесли счет-приговор, были сильно удивлены  фантастической суммой.

На следующий день мы с Олегом поехали в офис местного oneратора связи покупать сим-карту для Интернета. В офисе потратил! не менее двух часов. Видимо, до этого сотрудники работали на черепашьей ферме, постепенно перенимая повадки своих питомцев. Привезли симку на лодку, и еще пару часов гений программирования: Олег пытался воспользоваться Интернетом. Если Интернет какое-то время и включался, то качал в час по чайной ложке. В общем, наш проект под названием «Интернет на Сейшелах» потерпел полное фиаско. Хотя не за ним мы на Сейшелы и приехали.

сейшелы7 ​​​​​​​
сейшелы5

Не посетить остров Денис мы не могли по одной причине: обидели бы нашего Дениса, в честь тезки которого этот остров и назвали А еще почему-то мы считали, что именно на этом острове в это время проходили съемки реалити-шоу «Дом-2». Это совсем не означает что кто-то из нас является поклонником этого шоу. Интереснее другое: люди из разных стран прилетают сюда, чтобы зарегистрирован брак. В назначенный день представитель власти прилетает на Денис на самолете. К тому же этот остров был первым коралловым островом на нашем пути.

На берег мы добрались на тендере, бросив якорь в 50 метрах от него. Весь остров мы обошли за полтора часа. Тут есть взлетно-посадочная полоса, что позволяет местной авиакомпании доставлять на остров отдыхающих. Как раз когда мы проходили мимо полосы, на нее приземлился небольшой самолет, из которого сотрудники отеля грузили на тележки багаж туристов. Никакого здания аэровокзала рядом нет, да он никому там и не нужен. Улетающие туристы стояли в поле и ждали, когда их позовут в самолет. Через несколько минут самолет уже улетал в обратный путь.

сейшелы8 ​​​​​​​
сейшелы9 ​​​​​​​

На острове есть небольшой отель, состоящий из пары десятков бунгало. Нам показалось, что владельцы гостиницы стараются вести натуральное хозяйство, то есть по возможности производить все на острове.

Энергию вырабатывает местная электростанция на основе дизель-генераторов, шум которой — это единственное, что нарушает покой отдыхающих. В вольерах прохаживаются коровы, свиньи, птицы. В садах выращивают фрукты, по всему острову растут тысячи кокосовых пальм, а в море каждый день на рыбалку выходит сейнер. А вот мобильная связь до острова не добивает.

сейшелы11 ​​​​​​​

Вернувшись на «Тапас», мы решили засветло дойти до крайней точки нашего маршрута — Птичьего острова. На всех парусах мы шли несколько часов и под вечер были уже на месте. Это совсем маленький островок длиною около полумили, и он самый северный на Сейшелах. С мая по октябрь на этом островке гнездуются до миллиона темных крачек. Но так как февраль — не сезон, то птичек было не так много.

Утром экипаж, за исключением капитана, высадился на берег, где его встретила европейская семья, проживающая на острове. Они сказали парням, что так как остров частный, они должны заплатить за его посещение по 50 евро или 200 евро на всех landing fee (сбор за высадку на берег). После блестяще проведенных переговоров landing fee был уменьшен вдвое, плюс европейцы подарили шикарную четырехкилограммовую рыбину. Все стороны остались довольны сделкой, правда, смотреть на острове особо было нечего.

Назавтра, чтобы не тратить световой день на переход, мы решили выйти на Прале вечером и идти всю ночь. Начали поднимать якорь и вскоре поняли, что он попал в расщелину между камнями, да и фундамент якорной лебедки был расшатан до невозможности. Парни нырнули, чтобы посмотреть, что произошло. Выныривая, они давали нам указания, что и как делать. И вдруг мы увидели темное пятно около лодки, которое немного перемещалось, потом раздвоилось. Акулы. Две небольшие акулы в нескольких метрах от наших ныряльщиков. Чтобы хоть как-то уменьшить перемещение парней в воде, мы подвели к ним тендер, и они благополучно забрались в него. Работать в воде больше никто не вызвался, и у нас остался по сути единственный выход — вырвать якорь ходом двигателей, что мы и сделали. Хорошо еще, что на катамаранах якорь-цепь фиксируется «усами».

Настроили паруса, разбились на вахты и пошли. Рано утром мы уже стояли в марине на острове Прале.

По предварительному сценарию последние два дня мы должны были провести в гостинице. Но покидать лодку категорически не хотелось. Вернувшись на базу в Прале, пошли на переговоры в офис чартерной компании. Наша лодка не была зафрахтована на последние два дня, но по поводу цены представители компании были «непокобелимы». Никакие уговоры дать нам скидку как оптовым покупателям не помогли, и пришлось заплатить алчным капиталистам сполна. Последние два дня перед вылетом решено было потратить на отработку мастерства постановки парусов. Выйдя после обеда в море, не стали сильно удаляться от берега из-за усиления ветра. Бросили якорь в одной из красивейших бухт острова Ла-Диг.

Экипаж сначала решил десантироваться и пройтись вдоль берега в поисках приключений. Слово «десантироваться» здесь нужно воспринимать буквально. Я остался на борту, а парни вчетвером поплыли на тендере. Волна у берега была приличной, и отважные исследователи изрядно промокли. Гуляя по острову, экипаж нашел одно из самых красивых мест на Сейшелах — озеро, которое втиснулось между бухтой и хребтом. А вот отойти от берега при усилившейся волне было значительно сложнее, чем подойти. Собрав приличную толпу зевак, для которых это превратилось в шоу, они все-таки смогли преодолеть линию наката и абсолютно мокрые, но довольные вернулись на борт.

В этот вечер было решено устроить праздничное барбекю, тем более что мангал, дрова и, конечно же, мясо и рыба на борту были. Все бы ничего, но в процессе приготовления рыбы неловкое движение привело к тому, что верхняя крышка мангала упала за борт. Лично для меня всегда правилом является спасать любое имущество, упавшее за борт. За мою яхтенную жизнь я выловил десятки бейсболок, часов, солнцезащитных очков, пепельниц. Но Томович сам решил восстановить статус кво. Вечером он поплавал вокруг лодки и нашел на дне крышку, но нырять не стал. На следующее утро с криком «Вижу цель, препятствий не вижу!» — он с первого раза нырнул на 6,5 метра и с гордостью вернул верхнюю крышку мангала на место. Потом долго ходил и хвастался показанием эхолота, забыв, наверное, что эхолот отсчитывает глубину от днища лодки, поэтому к геройскому результату нужно было добавить ещё один метр.

Следующим островом стал Фрегат, совсем небольшой частный островок с полутора десятками бунгало и очень дорогим рестораном. Чтобы не платить и здесь landing fee, все дружно решили остаться на борту, отдохнуть и порыбачить.

И опять пришлось заходить на Прале. Дело в том, что все продукты мы покупали без учета двух дополнительных дней, да и борьба с контаминацией привела к полному уничтожению запасов виски. Быстро закончив свои дела, я предложил членам экипажа самим выбрать следующий остров. Taксказать, урок дозированной демократии. Все единогласно сошлись на Гранд Сер, ну и очень правильно, ведь других непосещенных островов в округе не осталось. И мы в этом острове ни на минуту не разочаровались. Такой голубой воды и светлого песка мы не видели больше нигде.  Мне это путешествие по Сейшелам понравилось значительно больше всех предыдущих, ведь мы были абсолютно свободны в выборе маршрута и у нас было достаточно времени, чтобы вдоволь по ходить по островам. До этого я был на Сейшелах только как участник регат, а это строгое расписание и утвержденный маршрут.

сейшелы12 ​​​​​​​

​Сергей Александровский

 

 

Комментарии

Комментариев пока нет